07-04-29

Культурный слой

Солнечная нить Елены Фроловой

Мне казалось, что даже имя певицы Елены Фроловой в Нижнем Новгороде не знает почти никто. Но, к счастью, ее концерт, прошедший 10 апреля в ДК Свердлова, не подтвердил опасений. Слушатели заполнили весь зал и с избытком. Причем слушатели благодарные, относящиеся к песням Фроловой с трепетом и любовью.

Ее редко показывают по телевизору. Ее песни не услышишь по радио. Ее диски не продаются в нижегородских магазинах. Между тем, Фролова — певица удивительного очарования, обладающая совершенно очевидным музыкальным даром, и в иной ситуации имевшая все основания быть национальной гордостью страны.

Фролова родилась в Риге, в 69-м. Не знаю, работала ли она когда по своей специальности (секретарь-машинистка), куда важнее, что песни Фролова сочиняет с двенадцати лет.

Песни на свои стихи, и на стихи поэтов Серебряного века. Положа руку на сердце, утверждаю, что нет, наверное, более тонкого и точного музыкального восприятия Цветаевой, Есенина, Шаламова и Бродского — чем восприятие Фроловой.

Если наивно предположить невозможное смещение времен, то можно быть уверенным, что божественная Марина приняла бы музыкальный дар Фроловой как равный своему — поэтическому. И даже строгий Бродский, предположу, расчувствовался бы над своими юношескими стихами, которые Фролова наделила воистину женской красотой и гармонией.

Первое ее выступление состоялось в 86-м, на фестивале в Сосновом Бору. С тех пор Елена Фролова записала более двадцати пластинок, стала лауреатом нескольких фестивалей — например, в Таллине, Риге, Минске и Вильнюсе. Впрочем, сама география этих городов вновь наводит на печальную мысль, что ближнему зарубежью русские песни куда более понятны, чем нам самим.

Она гастролировала в Европе, издала несколько пластинок за рубежом. С 1989 года Фролова — участница Театра музыки и поэзии Елены Камбуровой, хотя и поныне живет во Владимире.

Появись песни Фроловой в России лет на десять раньше, их знали бы и пели ничуть не меньше, чем песни Окуджавы или Вероники Долиной. Но Фролова появилась в те дни, когда искренность стала почти неприличной (помните, Сергей Есенин писал об Америке, что душа там неприлична, как расстегнутая ширинка; в этом смысле мы догнали янки), когда высокую поэзию, да и поэзию вообще, вытеснило тотальное косноязычие, а самое имя Поэта стало примерять на себя пошлое жулье с пустыми глазами.

Наверное, в этом путь ее и судьба ее: нести звание истинного творца, тянуть свою солнечную нить (так называется одна из ее пластинок) среди людей оглохших от пошлости и пошлостью зараженных.

На концерте, о котором идет речь, в небольшом, но уютном зале, в течении нескольких часов царило ощущение чистоты и прозрачности. Елена играла сначала на гитаре, потом на гуслях, потом снова на гитаре, с необыкновенным почтением говорила о поэтах, чьи стихи исполняла. О Кузмине, о Барковой, о Цветаевой и Ахматовой.

Как всегда, публика с восторгом слушала «Дурочку» Барковой («Я сижу одна на крылечке...»), и просила исполнить песню еще. Фролова отшутилась, ответив, что, мол, попросите после концерта звукооператора и он прокрутит «Дурочку» сколько угодно раз, в любом темпе, можно медленнее, можно быстрее.

Вообще, Фролова явно не ставит целью обрадовать зал исполнением лучших своих и любимых уже песен, но, напротив, требует от слушателя внимания, некоторого душевного напряжения — и поет много новых вещей, вовсе незнакомых слушателям.

Во втором отделении кто-то решил написать записку Елене с просьбой исполнить какую-то ее песню, и спустя несколько минут вся сцена была этими записками уложена. Оказалось, что слушатели знают и любят столько песен Фроловой, что одного концерта на их исполнение явно не хватит.

Елена спела «Патефон» на отрывок из ранней поэмы Бродского, а потом перешла к песням на свои стихи — с пластинок «Проплывают облака», «Солнечная нить» и последнего своего диска «Путешествие в рай».

Записки, правда, все равно все прочитала. Особенно понравилась всем записка с просьбой определить, что значит для певицы такое понятие, как «творческий акт».

На что Фролова ответила, что «...над тем, что вы назвали последним словом лучше не задумываться. Надо делать, как любишь, как умеешь. А если задумаешься, ничего не получится».

Вот она и делает — как любит, и как умеет. А задумываться надо нам.

Захар Прилепин

Колонка редактора

Наши колумнисты