Политика
№ 34 (2029), 29 марта 2013 г.

Козлы на страже огорода

Как у нижегородцев отнимают историю города

Такое в новейшей истории Нижнего Новгорода происходит впервые. Городское сообщество открыто объявило войну бизнесу «короля застройщиков», главы города Олега Сорокина. И дело не только в откровенных надписях на синем заборе или интернет-активности горожан. Дело в том, что люди готовы физически драться за свой город. Такого еще не было.

У Нижнего Новгорода богатая история: нападали враги, разрушали и жгли его по ночам, пока мирное население спит и не может его оборонять. Это описывается в учебниках. И сейчас Нижний Новгород словно вернулся в средневековую эпоху. Только жжет и ломает его бизнес, который по информации целого ряда источников в СМИ, имеет отношение к главе Нижнего Новгорода Олегу Сорокину. Во что выльется это протестное движение — никто не может прогнозировать. Но федеральные власти вряд ли наградят Олега Сорокина за раскачивание общественности и вдохновение ее на бунт. Лодка у них одна, и Сорокина скорее выкинут из нее на съедение прокурорским акулам, которые уже чуют запах крови и приступают к расследованию.

Кто жрет масло?

Президент Владимир Путин на Совете по культуре и искусству, посвященном охране объектов культурного наследия, призывал к разработке «реально действующих механизмов, которые позволят использовать историко-культурное наследие эффективно и бережно», а также отмечал необходимость «перейти от охраны отдельных объектов к комплексной охране центров исторических городов и поселений, ценных ландшафтов». Он также отметил, что нужно привлекать добровольцев к охране культурного наследия и поддержал «благородные гражданские инициативы».

И пока все, как герои детской сказки про зимовье зверей, трясутся и берегут кувшинчик с маслом, это самое масло кое-кто сожрал. То есть город вроде как есть, но его исторической составляющей не осталось: пока первые лица страны вещают на градоспасительные темы, кое-кто умный сносит купеческие кварталы под бетонно-стеклянные шедевры с золотыми квадратными метрами. Этим, кстати, показывая, что президент может, как паяц в базарный день, вещать, что угодно — цель есть, и она будет достигнута. Нижний Новгород, похоже, вышел из-под юрисдикции Российской Федерации. Просто все слегка не в курсе.

Итак, вспомним всю печальную историю квартала между улицами Ильинской, Горького и Новой. Несколькими годами ранее эта зона попала в областную программу по расселению ветхого фонда. В цивилизованных городах и странах, кстати, всячески уважают права граждан на жизнь в квартирах с туалетом не в виде ведра или выгребной ямы. Однако с выселением жильцов старинные дома не сносят. Их отдают на реставрацию понимающему ценность зданий бизнесу. Если кто в такое явление не верит — пусть побывает в исторических центрах Европы и некоторых городов России. Там в отреставрированных домах могут быть объекты малого и среднего бизнеса — от кафе и торговых лавок до офисов банков и музейчиков. Атмосфера сохранена, люди переехали, бизнес территорию освоил, туристы гуляют, власти счастливы.

Бюджет потратил на расселение граждан квартала немало — около 360 млн рублей. В ноябре 2011 года администрация города выставляет этот участок на продажу всего за 84 млн руб., на аукцион приходит только одна фирма — некий «Регионинвест52» с уставным капиталом в 10 тысяч рублей. Возникла фирма за несколько дней до конкурса. Владелец, по информации СМИ, некий кипрский оффшор «Вамил инвестментс лимитед», у которого в свою очередь, учредитель другой оффшор, уже на Британских Виргинских островах. Из-за отсутствия конкурентов, которым вдруг стала неинтересна земля в центре города по бросовой цене, участок достается фирме по первоначальной цене. Правоохранительные органы уже увлечены разбором прямого ущерба бюджету как минимум в 275 млн рублей. Плюсом к этой сумме можно добавить и упущенную выгоду от нерыночной реализации земли.

Причастна ли компания к главе города? Пресса уже узнала, что компания зарегистрирована совсем неподалеку, в бизнес-центре сорокинской ГК «Столица Нижний» на улице Горького, 117. Директор фирмы категорически отрицает ее «сорокинское» происхождение, утверждая, что в «Столице Нижний» является обычным арендатором офиса. Но верится всё же с трудом. Еще в 2006 году спорную территорию областные власти готовили под застройку для ОАО «Нижегородкапстрой», который стал участником строительного скандала в Верхних Печерах. В итоге, по просьбе Олега Сорокина губернатор отменил решение своего инвестиционного совета в пользу «Нижегородкапстроя » и передал городу право распоряжения земельным участком.

А если положить сожравшую масло лису на солнышко, то все становится еще более явным! Заглянем в опубликованный в открытом доступе перечень сотни компаний, имеющих отношение к окружению Олега Сорокина и ощутим, как волосы на голове начинают шевелиться. «Регионинвест52» не просто арендует у сорокинской компании помещение под офис. Директор фирмы Илья Балмусов был также директором ООО «Хорека-НН», где 60% у супруги Олега Сорокина Элады Нагорной. Также у него 25% доли в ООО «ИСК «Центр Девелопмент», где 75% у Юрия Гришина (помните про «Альтиус», который снес ели в Александровском саду?). Вот такая бизнес-Санта-Барбара! Все стало яснее. И поэтому иногда нужно верить написанному на заборе.

Друзья старины

Домом преткновения стал купеческий особняк по улице Ильинской № 126, попавший в зону сноса. Крепкий особняк купчихи Гузеевой, отреставрированный в 2000-х годах и вмещавший в себя многочисленные офисы. «Объект представляет ценность с точки зрения истории архитектуры и градостроительства, и является подлинным источником, отражающим художественные вкусы заказчиков и архитекторов, эволюцию архитектурной стилистики…» а также, «… является важным элементом объемно-пространственной и планировочной структуры улицы Ильинской (бывшей Большой Ямской), так как маркирует ее историческую красную линию». Также эксперты отметили, что указанный дом «…имеет как самостоятельную ценность, так и значимость в качестве заметного элемента историко-градостроительной композиции данного района Старого города».

Цитированная выше экспертиза, за подписью потомственного нижегородского архитектора-реставратора, государственного эксперта Ирины Святославовны Агафоновой была заблаговременно представлена в Управление государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области и согласно её содержанию, дом по ул. Ильинская, № 126 имеет все признаки объекта культурного наследия, что подразумевает включение его в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (см. ст. 18 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия»). Такой дом становится выявленным памятником с момента подачи на него положительной экспертизы и охраняется государством на законных основаниях. Застройщик Балмусов, кстати, грозился оспорить квалификацию именитого эксперта.

Как заявил руководитель Управления госохраны объектов культурного наследия Владимир Хохлов в интервью одному из информагенств, этот дом не является культурным наследием, так как не известно ни об одном событии или известной персоне, которые были бы связаны с этим домом. «Дом 126 по Ильинке — обычный типовой дом конца XIX начала XX века. А в 2003 году дом был и вовсе значительно перестроен: владельцы обзавелись мансардой и дворовой постройкой. А экспертиза правозащитников этого дома проведена с нарушениями — исследовательская часть не соответствует её выводам», — комментирует ситуацию вокруг дома Владимир Хохлов. Вот так вот перечеркнул экспертизу чиновник, который должен трястись не то чтобы за особняки, а за деревянные амбары и наличники в старой части города. Видимо, бывшему бизнесмену трудно понять ценность деревянной резьбы и гипсовой лепнины. А вот стеклянные фасады и квадратные метры недвижимости — легко.

По словам Хохлова, если дом 126 на Ильинке включить в перечень объектов культурного наследия, Управление госохраны обманет всех нижегородцев. Да, а если снесет его, то не обманет граждан и выявит правду — кто именно сторожит огород старины, как метко отметил защитник Старого Нижнего Станислав Дмитриевский.

Впрочем, плетень старинного огорода под названием Старинный Нижний ломает не только Хохлов, но и его маленькие помощники муниципального уровня — депутаты городской думы. Они буквально накануне начала сноса ловким движением рук поддержали изменение зонирования по улице Ильинской. Теперь если стоять спиной к кремлю, то вся левая сторона улицы может быть зачищена от домиков 18–19 веков и застроена современными многоэтажными шедеврами.

Кстати, пока активисты сторожили руины особняка, застройщик снес дома по улице Горького — прямо по соседству с домом, где был в «людях» Алеша Пешков. Это здание с мемориальной доской тоже под угрозой. Вот такие вот подарки дарят теперь на 145-летний юбилей писателю в 200 метрах от его памятника. Самое время Олегу Сорокину возложить цветы к монументу. Венок по Старому Нижнему.

Система готовит жертву

Глава города очень похож на жирного карася, который уже попался на крючок, но продолжает жевать и глотать вкусного червя. Хватательные рефлексы сильнее чувства самосохранения. Власть хорошо кормит, но жестока: если кто-то из ее рядов начинает слишком открыто нарушать правила игры, раскачивать лодку и раздражать народ, возбуждая в нем желание протестовать и бунтовать, от него избавляются. Через эту схему проходят ставшие неудобными губернаторы, министры, мэры и депутаты. Партийные механизмы уже не спасают, а наоборот работают на очищение рядов. К тому же у Олега Сорокина балл за личную популярность среди горожан находится где-то под плинтусом — он не выходит к людям на улицу, эксперты его отчет за год работы не включают даже в десятку значимых событий недели. Он все больше раздражает электорат и все больше похож на кандидата в ритуальные жертвы системы, которая как известно, пожирает сама себя. Тот, кто вытолкнет главу города из лодки власти, сорвет аплодисменты публики. А у лодки уже кружат, поблескивая золочеными пуговицами на синих мундирах, прокурорские акулы, готовые возбуждать уголовные дела.

Время причудливо. Не могла знать купчиха Гузеева, что ее красавец-дом погибнет в битве за весь город, завалив обломками карьеру одного девелопера. Кстати, при этом слове она бы перекрестилась. И правильно бы сделала.